Я начал серию публикаций, в которых пытаюсь аргументировать, почему я придерживаюсь пути большинства ученых уммы, коим является путь аш’аритов в вероубеждении, приверженцев мазхабов в вопросах исламского права и суфизма в деле очищения сердца от порочных качеств. Это уже третья пубоикация.

В числе множества косвенных причин, побуждающих меня придерживаться этого славного пути, и то, что Салахуддин аль-Айюби – имам и истинный правитель мусульман, освободитель Иерусалима, известный на весь мир своей справедливостью, храбростью, поклонением, аскетизмом и богобоязненностью, – был аш’аритом и суфием. Но я не знал, как связать его успехи в деле освобождения Иерусалима с тем, что он был аш’аритом и суфием, пока мне в голову не пришел аят (22:40), смысл которого гласит: “Аллах дал твёрдое обещание помогать всем, кто сражается за победу Его религии”. Ваххабиты единогласны в том, что большинство ученых уммы в лице аш’аритов и суфиев являются заблудшими, но среди них есть разногласие, являются ли они неверными. И у меня возникает вполне закономерный вопрос: “Аллах обещает помочь тем, кто помогает Его религии. Аллах помог аш’ариту и суфию Салахуддину аль-Айюби в освобождении Иерусалима. Может ли человек помогать истинной религии Аллаха, будучи сам неверным или заблудшим?!”. Я считаю, что не может, и Аллах помог Салахуддину потому, что тот был на истине.
Наш шейх Саид Фуда говорит, что все значимые и великие победы мусульман над неверными за всю историю Ислама были одержаны суннитами. Не было такого, чтобы эти победы одерживали представители сект вроде фатимитов, шиитов или других.

О Салахуддине аль-Айюби известно, что он вырос среди суфиев и когда повзрослел, построил по всему Египту много ханака – специальных домов, в которых жили суфии. Он всегда советовался с суфиями и возвышал их. Среди шейхов, с которыми он поддерживал связь и советовался, шейх аль-‘Ариф Наджмуддин аль-Джаюшати, Абу Закария аль-Магриби, Хаят ибн Кайс Харани, аль-хафиз аль-Асфахани, Абдуль-Мун’ималь- Андалуси, Кази Бан.

Известный историк Ибн Асир пишет:

«Салахуддин часто собирал суфиев и фукара. Они декламировали назмы и когда они вставали, Салахуддин тоже поднимался».

Но больше Салахуддин известен как освободитель Иерусалима, явивший всему миру подлинную картину Ислама. Когда Салахуддин проходил по улицам освобождённого священного города, его остановил старец с большим золотым крестом на шее. «О великий полководец, позволь спросить тебя? – обратился к нему старец. – Тебе была дарована победа, ты взял Иерусалим. Так что же удержало тебя от мести и желания поступить с христианами так же, как они поступили с вами?
Ведь они, завоевав город, зарезали ваших женщин, детей, стариков, не пощадив никого?»
«Религия меня удержала от этого, которая велит мне проявлять милосердие к слабым и запрещает убивать женщин, детей и стариков», – ответил Салахуддин. Тогда старец, изумлённый, не веря услышанному, переспрашивает: «Ваша религия Вам запретила отомстить тем, которые вас безжалостно убивали?» «Да, о старец. Наша религия велит нам прощать и совершать добрые поступки и отвечать на зло только добром, исполнять договора и прощать, когда имеем возможность отомстить», – ответил Салахуддин. «Как же прекрасна эта религия. Я воздаю хвалу Всевышнему за то, что он наставил меня на правильную дорогу в мои последние дни жизни. Что нужно сделать, чтобы принять вашу веру?» – спросил старец, и Салахуддин научил его формуле единобожия. Старец принял Ислам и до своей смерти жил красивой жизнью Ислама, за ним последовали многие его сородичи.

Во времена Салахуддина аль-Айюби жил ученый и имам ашаритов Мухаммад ибн Хибатилляхи аль-Макки аль-Бармаки, который написал трактат о вероубеждении мусульман и подарил его Салахуддину. Об этом трактате сказал хафиз ас-Суюти в книге «Аль-Васаиль иля марифа аль-аваиль»:
«Когда было передано исламское правление в руки султана Салахуддина Юсуфа ибн Айюба, повелел он муаззинам, чтобы читали они с наступлением времени тасбих ашаритскую акыду. И были они постоянны в этом вплоть до нашего времени».
Вот этот трактат, именуемый “Акыда аль-Муршида”, который Салахуддин повелел провозглашать с минаретов мечетей:

«Знайте, да наставит Аллах (Свят Он и Велик) нас и вас, что каждый человек (мукалляф) должен знать, что Аллах – Единственный Господь в Своём владычестве. Он сотворил весь мир, верхний и нижний, Престол и Трон, небеса и землю, всё, что внутри них и между ними. Всё созданное подчиняется Его Силе. Ни одна песчинка не шелохнётся без Его на то воли. Никто не помогает Ему в творении, и Он не имеет сотоварища в Своём Владычестве.
Он Живой и Сущий. Его никогда не охватывает дремота или сон. Только Он знает непредвиденное и засвидетельствованное Своим созданием. Нет ничего на земле или на небе, что скрыто от Него. Ему Известно, что на земле и в море. Ни один листок не упадёт без Его ведома. Каждоё зёрнышко в темноте земли, влажность и сухость чего-либо – всё записано в ясной Книге. Его знание охватывает всё. Он ведает о каждой вещи. Он творит всё, что пожелает. У Него есть Могущество делать всё, что Он хочет.
У Него всё Владычество, и Он не нуждается ни в чём. Ему принадлежат Слава и Вечность. У Него Господство и Предопределение. Ему принадлежат имена Безупречности (Прекрасные имена). Никто не станет помехой тому, что Он предопределил. Никто не помешает Ему, когда Он дарует. В Его власти делать всё, что Он пожелает. Он управляет тем, что Он создал так, как Ему угодно. Он не ждёт награды и не страшится наказания.
Он не связан никакими правилами, и никто не имеет власти над Ним. Всё, что Он дарует, Он дарует из Своей Щедрости, и каждое Его наказание справедливо. Его не спрашивают о том, что Он делает, но их спрашивают. Он – существующий до творения. Для Него нет ни «до», ни «после». Для Него не существует «над» или «под», «справа» или «слева», «спереди» или «сзади», целого и части.
Нельзя спрашивать: когда Он был? каков Он? Он – существующий без начала и места. Он сотворил существ и пожелал существования времён. Он не ограничен временем и не принадлежит месту. Одно дело не отвлекает Его от другого. К Нему не применимо воображение, и разум не может охватить Его. Он непостижим для умов. Его Сущность невозможно представить, нельзя вообразить. Его не постичь ни воображением, ни мыслью. (Нет ничего подобного Ему, Он Всеслышащий, Всевидящий)».

В публикации использованы материалы шейха Курамухаммада-Хаджи Рамазанова и Абу Али аль-Аш’ари.