Новости, Фикх

Кто должен назначать кадия?

На днях на телеканале «Ингушетия» появилась передача, посредством которой Ю.-Б.Евкуров решил обосновать законность неявки большей части депутатов Народного собрания на заседание Шариатского суда, куда они были вызваны Советом тейпов с целью установить, действительно ли были подтасованы результаты голосования 4-го октября, как это утверждает в своём заявлении половина депутатского корпуса. Для осуществления этой задачи Ю.Евкуров послал туда своих подчиненных, в числе которых был и его помощник-советник по религиозным вопросам Магомед Дзауров.

Как мы все можем удостовериться, М.Дзауров пытается убедить нас в нелегитимности Кадията РИ и, соответственно, отсутствии необходимости являться на его заседания по следующим причинам:
1. Кадий А.Мартазанов выбран Советом алимов, а не назначен главой РИ Ю.Евкуровым;
2. Кадий А.Мартазанов не соответствует предъявляемым к кадиям требованиям, в частности, требованию наличия добросовестности, т.к. он нарушил пункт Устава муфтията о необходимости консолидации всех верующих республики.

В обоснование всех своих утверждений подчиненный Ю.Евкурова М.Дзауров сослался на книгу имама аз-Заркаши «ас-Сияса аш-Шар`ия». Так как в природе такой книги нет, мы разберём утверждения М.Дзаурова на основе других, имеющих место быть в природе книг.

ДОЗВОЛЯЕТ ЛИ ШАРИАТ НАЗНАЧАТЬ КАДИЕВ ГЛАВЕ РИ?

Имеют ли право российский госслужащий, коим является глава РИ, муниципалитеты, а также созданные главой РИ и подчиняющиеся ему квазиструктуры типа «управления по делам религии» вмешиваться в духовную сферу? Конституция РФ и Конституция РИ говорят, что нет. А что говорит Шариат? В «Кувейтской энциклопедии исламского права» говорится: «Ученые-правоведы всех мазхабов (см. книгу «аль-Бадаи’у» по ханафитскому фикху, 2/7; книгу «аш-Шарх ас-Сагийр» по маликитскому фикху, 2/273; книгу шафиитского ученого имама аль-Маварди «аль-Ахкам ас-Султанийа», стр.5; книгу имама ас-Суюти «аль-Ашбах ван-Назаир», стр. 414; книгу ханбалитских ученых Абу Я’лы «аль-Ахкам ас-Султанийа», стр.19, и ибн Муфлиха «аль-Адаб аш-Шар’иййа», 3/554) единогласно сошлись на том, что назначение имама — это коллективная обязанность, исламской общине или тому, кто её представляет — ахлуль халли валь акди -, вменяется в обязанность назначение имама мусульман, который будет блюсти религиозные и мирские интересы. В качестве довода для этого утверждения они привели слова Всевышнего (смысл): «О, вы, которые уверовали! Повинуйтесь Аллаху, повинуйтесь Посланнику и обладателям власти из вас» (сура «ан-Ниса», аят 59), а также слова Посланника Аллаха (мир ему и благословение), переданные имамом Абу Даудом (3/81): «Если трое будут в пути, пусть сделают одного из них своим руководителем». Раз доказано, что институт имама является коллективной обязанностью, то следствием этого является то, что если кто-то один возьмет на себя исполнение обязанностей имама, то с других спадает грех. Если же никто не возьмет на себя исполнение обязанностей имама, то в таком случае в грех впадают все люди».
В связи с этим возникает вопрос, не является ли глава Республики Ингушетия этим самым имамом, как это утверждает М.Дзауров и его коллеги по цеху? Ответим на этот вопрос. Глава РИ не является имамом, об обязательности наличия которого говорят Коран и Сунна. Причина этого кроется в том, что согласно единогласному мнению всех мусульманских ученых, имам не может быть в подчинении у немусульманина, о единогласном мнении всех ученых в этом вопросе сообщают аль-Кади Ияд, ибн аль-Мунзир, ибн Хаджар аль-Аскаляни и др. Имам аль-Хатыб аш-Ширбини в базовой книге шафиитского мазхаба «Мугни аль-Мухтадж» (5/185-186) говорит: «Да, если неверующий овладеет какой-либо территорией, он не становится имамом из-за слов Всевышнего (смысл аята 141 суры «ан-Ниса»): «Аллах никогда не сделает для неверующих пути для одержания верх над верующими». Что касается слов шейха Иззуддина «Если неверующий овладеет какой-либо областью и назначит кадием мусульманина, согласно моему исследованию, его указание исполняется», то это мнение является слабым, ведь шейх Иззуддин ибн Абдиссалам сам сказал: «Если люди будут испытаны правлением над ними разумного ребенка, обращающегося [за советом] к дееспособным, или правлением над ними женщины, исполняются ли их распоряжения, если они соответствуют Истине, в общезначимых вопросах, как, например, назначение кадиев и наместников? В этом есть сомнение». Если у него было сомнение относительно исполнения распоряжений ребенка или женщины касаемо общезначимых вопросов, то в вопросе исполнения распоряжений неверующего оно должно быть тем более». Из этих слов нам становится понятным, что мусульмане не могут подчиняться в религиозных вопросах немусульманину или тому, кто его представляет, даже если его распоряжения соответствуют Шариату.
Кроме того, в комментарии имама ибн Касира к словам Всевышнего Аллаха (смысл) “О те, которые уверовали! Повинуйтесь Аллаху, повинуйтесь Посланнику (мир ему и благословение) и обладателям власти из вас” приводится достоверный хадис имама Муслима от Умм аль-Хусейн, что она слышала как Посланник Аллаха (мир ему и благословение) читал проповедь во время Прощального Хаджа: “И даже если назначат над вами правителем раба, руководствующегося Кораном, слушайтесь его и повинуйтесь ему”. Руководитель одного из субъектов РФ, как и руководитель РФ не является имамом, руководствующимся в своей деятельности Кораном, потому как в основных законах как России, так и её субъектов четко и ясно прописано, что они не руководствуются в своей деятельности нормами какой-либо религии. Детально этот вопрос разъяснен в статье «Является ли Юнус-Бек Евкуров правителем мусульман Ингушетии?!» (dinaserdalo.com/?p=1395).

КТО ДОЛЖЕН НАЗНАЧАТЬ КАДИЕВ В ИНГУШЕТИИ?

Так что нам, мусульманам, делать в таком случае? Сидеть без имама и кадия? Мусульманские ученые еще во времена оккупации Андалусии ответили на этот вопрос, найдя выход в создании института духовного управления мусульман, занимающегося ведением религиозных дел мусульман, таких как назначение кадия, имамов, преподавателей медресе, организация хаджа и др. Так, например, пишет шафиитский ученый, имам двух святынь аль-Джувейни в книге «аль-Гияс»: «Некоторые учёные сказали: «В момент отсутствия в среде мусульман правителя, всем жителям городов и селений вменяется в обязанность избрать для себя лидера, наделённого жизненным опытом, обладающего разумом, которому будут подчиняться и сторониться его запретов. Если же они не сделают этого, то при появлении значительных вопросов они впадут в замешательство, в случае же появления проблем будут находиться в состоянии разрозненности». То же самое пишет ханафитский ученый Камалуддин ибн Хумам: «В случае отсутствия султана, либо человека, обладающего правом назначать на должности, подобно тому, как это сейчас происходит в таких регионах как Куртуба, Валенсия и Эфиопия, где неверующие одержали над мусульманами победу и взимают у них налог на неприкосновенность, мусульманам вменяется в обязанность прийти к соглашению и выбрать одного человека из их числа своим предводителем. А он в свою очередь должен назначить для них кадия, либо самому исполнять эту функцию. Также он обязан назначить им имама, за которым они будут совершать пятничную молитву». На чем основываются утверждения вышеназванных ученых об обязательности избрания лидера, обладающего только лишь религиозной властью? Они основываются на шариатском принципе «Затруднительное не снимает обязанность выполнения возможного», который приводит имам ас-Суюти в своей книге «аль-Ашбах ва ан-Назаир», стр. 176. Данный принцип означает, что если нам не представляется возможным выполнить какое-либо шариатское положение в полной мере, мы не можем полностью оставлять его и обязаны выполнить ту его часть, выполнение которой представляется возможным, а за невыполнение остального нам греха не будет. Этот шариатский принцип выведен из слов Всевышнего Аллаха (смысл): «Аллах не возлагает на человека сверх его возможностей», а также достоверного хадиса от Посланника Аллаха (мир ему и благословение), переданного имамами аль-Бухари, Муслимом и ибн Маджа: «Если я повелеваю вам что-либо, выполняйте это насколько сможете». Таким образом у мусульман Ингушетии есть руководитель и имам — это председатель Духовного центра мусульман Республики Ингушетия, в компетенцию которого и входит назначения кадия, наличие которого в свою очередь является коллективной обязанностью мусульман.

МОЖЕТ ЛИ ИМАМ ДЕЛЕГИРОВАТЬ ПРАВО НАЗНАЧЕНИЯ КАДИЯ СОВЕТУ АЛИМОВ И ИМАМАМ НАСЕЛЁННЫХ ПУНКТОВ?

Подчиненный главы РИ, помощник-советник по религиозным вопросам Магомед Дзауров также в категоричной форме утверждает о том, что кадий должен назначаться правителем вне зависимости от того, является он мусульманским или нет (имея в виду своего шефа Ю.Евкурова), и что люди не имеют права сами выбирать себе кадия, как это сделал Совет алимов Республики Ингушетия вместе с имамами населённых пунктов. Это заявление не соответствует действительности. В 55-томной Кувейтской энциклопедии исламского права приводятся мнения 4-х мазхабов на этот счёт:
وَيَجُوزُ لِلإِْمَامِ أَنْ يُفَوِّضَ إِلَى شَخْصٍ تَوْلِيَةَ الْقُضَاةِ، وَلَيْسَ لِمَنْ فَوَّضَهُ الإِْمَامُ فِي ذَلِكَ اخْتِيَارُ نَفْسِهِ وَلاَ وَالِدِهِ وَوَلَدِهِ، وَقِيل: يَجُوزُ إِذَا كَانَا صَالِحَيْنِ لِلْوِلاَيَةِ لأَِنَّهُمَا يَدْخُلاَنِ فِي عُمُومِ الإِْذْنِ مَعَ أَهْلِيَّتِهَا.
«Имам имеет право делегировать назначение кадиев кому-либо. Тот, кому делегировано это право, не может выбрать кадием самого себя, своего отца или своего сына. Слабое мнение гласит, что тому, кому делегировано такое право, дозволено назначение своего отца или сына кадием, если они являются пригодными для управления, т.к. они оба подпадают под общность разрешения правителя и входят в число пригодных».
Именно этот способ назначения кадия прописан в Уставе Духовного центра мусульман Республики Ингушетия, т.е. имам мусульман Ингушетии или, как его называют, муфтий делегирует право назначения кадия Совету алимов и имамам населенных пунктов.

Что касается случая, когда имама нет, то в Кувейтской энциклопедии исламского права говорится по этому поводу:

وَإِذَا لَمْ يَكُنْ سُلْطَانٌ وَلاَ مَنْ يَجُوزُ التَّقَلُّدُ مِنْهُ، أَوْ تَعَذَّرَ الْوُصُول إِلَيْهِ فَقَدِ اخْتَلَفَ الْفُقَهَاءُ فِي ذَلِكَ، فَذَهَبَ الْحَنَفِيَّةُ إِلَى أَنَّهُ يَجِبُ عَلَى أَهْل الْبَلَدِ أَنْ يَتَّفِقُوا عَلَى وَاحِدٍ مِنْهُمْ يَجْعَلُونَهُ وَالِيًا فَيُوَلِّي قَاضِيًا، أَوْ يَكُونُ هُوَ الَّذِي يَقْضِي بَيْنَهُمْ.
وَيَرَى الْمَالِكِيَّةُ أَنَّهُ إِذَا تَعَذَّرَ وُجُودُ الإِْمَامِ أَوِ الاِتِّصَال بِهِ، يَتِمُّ عَقْدُ التَّوْلِيَةِ مِنْ ذَوِي الرَّأْيِ
وَأَهْل الْعِلْمِ وَالْمَعْرِفَةِ وَالْعَدَالَةِ لِرَجُلٍ مِنْهُمْ كَمُلَتْ فِيهِ شُرُوطُ الْقَضَاءِ، وَيَكُونُ عَقْدُهُمْ نِيَابَةً عَنْهُ لِلضَّرُورَةِ الدَّاعِيَةِ إِلَيْهِ.
وَقَال الشَّافِعِيَّةُ: إِذَا خَلاَ الْبَلَدُ مِنْ قَاضٍ، فَقَلَّدَ أَهْلُهُ عَلَى أَنْفُسِهِمْ قَاضِيًا مِنْهُمْ كَانَ تَقْلِيدُهُمْ لَهُ بَاطِلاً إِنْ كَانَ فِي الْعَصْرِ إِمَامٌ، وَيَجُوزُ فِي هَذِهِ الْحَالَةِ أَنْ يَنْظُرَ بَيْنَهُمْ مُتَوَسِّطًا مَعَ التَّرَاضِي — لاَ مُلْزَمًا — وَإِنْ خَلاَ الْعَصْرُ مِنْ إِمَامٍ فَإِنْ كَانَ يُرْجَى أَنْ يَتَجَدَّدَ إِمَامٌ بَعْدَ زَمَانٍ قَرِيبٍ كَانَ تَقْلِيدُ الْقَاضِي بَاطِلاً، وَإِنْ لَمْ يُرْجَ تَجْدِيدُ إِمَامٍ قَرِيبٍ وَأَمْكَنَهُمْ أَنْ يَتَحَاكَمُوا إِلَى قَاضِي أَقْرَبِ الْبِلاَدِ إِلَيْهِمْ كَانَ تَقْلِيدُهُمْ لِلْقَاضِي بَاطِلاً، وَيَكُونَ تَقْلِيدُهُمْ لِلْقَاضِي جَائِزًا إِذَا اجْتَمَعَ عَلَى التَّقْلِيدِ جَمِيعُ أَهْل الاِخْتِيَارِ مِنْهُمْ، وَأَمْكَنَهُمْ نَصْرُهُ وَتَقْوِيَةُ يَدِهِ إِذَا لَمْ يُمْكِنْهُمُ التَّحَاكُمُ إِلَى غَيْرِهِ، فَإِنْ قَلَّدَهُ بَعْضُهُمْ نُظِرَ فِي بَاقِيهِمْ إِنْ ظَهَرَ الرِّضَا مِنْهُمْ صَحَّ التَّقْلِيدُ وَصَارُوا كَالْمُجْتَمِعِينَ عَلَيْهِ، وَإِنْ ظَهَرَ مِنْهُمُ الإِْنْكَارُ بَطَل التَّقْلِيدُ، فَإِنْ كَانَ لِلْبَلَدِ جَانِبَانِ فَرَضِيَ بِتَقْلِيدِهِ أَحَدُ الْجَانِبَيْنِ دُونَ الآْخَرِ صَحَّ تَقْلِيدُهُ فِي ذَلِكَ الْجَانِبِ وَبَطَل فِي الْجَانِبِ الآْخَرِ لأَِنَّ تَمَيُّزَ الْجَانِبَيْنِ كَتَمَيُّزِ الْبَلَدَيْنِ، فَإِذَا صَحَّتْ وِلاَيَتُهُ نَفَذَتْ أَحْكَامُهُ وَلَزِمَتْ طَوْعًا وَجَبْرًا لاِنْعِقَادِ وِلاَيَتِهِ.
وَذَهَبَ الْحَنَابِلَةُ إِلَى أَنَّهُ إِذَا خَلاَ الْبَلَدُ مِنْ
قَاضٍ، فَاجْتَمَعَ أَهْل الْبَلَدِ وَقَلَّدُوا قَاضِيًا عَلَيْهِمْ، فَإِنْ كَانَ الإِْمَامُ مَفْقُودًا صَحَّ وَنَفَذَتْ أَحْكَامُهُ عَلَيْهِمْ، وَإِنْ كَانَ مَوْجُودًا لَمْ يَصِحَّ،
فَإِنْ لَمْ يَكُنْ فَتَجَدَّدَ بَعْدَ ذَلِكَ، لَمْ يَسْتَدِمْ هَذَا الْقَاضِي النَّظَرَ إِلاَّ بَعْدَ إِذْنِهِ، وَلاَ يُنْقَضْ مَا تَقَدَّمَ مِنْ حُكْمِهِ.
«Если нет правителя и того, кто может осуществлять власть, или стала затруднительной связь с ним, то ученые-правоведы разошлись во мнениях относительно этой ситуации.
Ханафиты пришли к мнению, что жителям города обязательно прийти к согласию и сделать одного из них обладателем власти, чтобы он назначил кадия или чтобы он сам был кадием между ними.
Маликиты считают, что если наличие имама или связь с ним стали затруднительными, то акт назначения кадия совершается авторитетными людьми, учеными, обладателями знания и добросовестности по отношению к одному из них, который будет отвечать требованиям, предъявляемым к кадиям. Их акт о назначении кадия будет считаться заменой акту правителя из-за необходимости, принуждающей к этому.
Шафииты говорят: «Если в каком-либо городе не будет кадия и жители этого города назначат кого-то из них кадием, такое назначение не будет действительным, если это произойдет в момент наличия правителя. Если же правителя нет, и есть надежда, что в ближайшее время он появится, то назначение кадия будет недействительным. Если же надежды на скорое появление правителя нет, и представляется возможным обращаться в суд к кадию ближайшей местности, то назначение жителями города кадия также будет недействительным. Назначение жителями города кадия будет дозволенным в случае отсутствия возможности обращение в суд к кому-либо другому, если для его назначения соберутся все обладающие правом выбора, и они смогут помогать ему и поддерживать его власть. Если кадия назначит часть обладающих правом выбора, то нужно смотреть за остальной частью обладающих правом выбора: если станет ясным их довольство, то назначение кадия становится действительным, и они становятся подобными изначально собравшимся вместе для назначения кадия. Если же со стороны остальной части станет явным непризнание выбора первой части, то назначение кадия становится недействительным. Если же у города есть две стороны, и одна из сторон довольна назначением кадия, то такое назначение будет действительным в этой стороне и недействительным в другой, т.к. отдельность двух сторон одного города подобна отдельности двух городов. Если власть кадия становится действительной, то его решения исполняются, и осуществление его власти становится обязательным в добровольном или принудительном порядке».
Ханбалиты пришли к мнению, что если в каком-либо городе не будет кадия и жители этого города соберутся и назначат себя кадия, в случае отсутствия правителя такое назначение будет действительным, и решения такого кадия исполняются. Если же правитель есть, то такое назначение не будет действительным. Если в момент назначения людьми кадия правителя не было и затем он появился, то этот кадий продолжает рассмотрение дел только после разрешения правителя. Решения кадия, которые были им вынесены до появления правителя, не аннулируются».

КАК НАЗНАЧАЛИСЬ КАДИИ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ?

Магомед Дзауров в подтверждение предлагаемой им модели устройства духовной жизни мусульман Ингушетии, т.е. модели, когда кадия мусульманам Ингушетии будет назначать российский госслужащий-глава РИ, упомянул и то, что такие ученые как Абдуррахман-Хаджи и его племянник Ильяс Озиевы были в своё время назначены кадиями царской властью, и они имели кабинет в Назрановской крепости. Это также не соответствует действительности. В части 1 одиннадцатого тома Свода законов Российской империи содержатся Уставы духовных дел иностранных исповеданий, согласно которому список балотированных на пост уездного кадия формировался местным мусульманским обществом из кандидатов, предложенных муфтием и кадий-эскером, а затем министр внутренних дел вносил одну из предложенных съездом мусульманского общества кандидатур на утверждение Правительствующим сенатом — высшим государственным органом законодательной, исполнтельной и судебной власти Российской империи. Таким образом, мы видим, что царская власть не назначала кадиев, она лишь утверждала одну из предложенных ей мусульманским обществом кандидатур.Такая система выбора кадиев была установлена ввиду того, что решения кадиев признавались на государственном уровне, институт кадиев входил в судебную систему Российской империи, кадиям были подсудны наследственные и бракоразводные дела. При этом никакой альтернативы этой системе у мусульман Ингушетии не было, государство грубо вмешивалось в духовную жизнь верующих, и даже 11-й пункт Акта присяги шести ингушских фамилий с Россией от 22 августа 1810 года гласил: «Со времени заключения нами сего обязательства и на вечные времена мы и потомство наше обязуемся к проповедованию и введению у нас мухаммеданского закона эфендиев, мулл и прочих особ духовных мухаммеданских отнюдь не принимать, не допущать и мечетей не строить, а ежели против сего преступим, тогда российское начальство имеет поступить с нами яко с врагами своими».

Нет никаких сомнений, что все заявления М.Дзаурова лишены научной основы. Удивляет тот пыл, с которым он защищает самодурство национал-предателя Юрия Борисовича и пытается подчинить духовную жизнь мусульман Ингушетии органам государственной власти секуляристского государства, не гнушаясь при этом откровенным подлогом.

Leave a Reply


*

Theme by Anders Norén